ГлавнаяИстория › Ермекеевская земля в конце XVIII века — начале XX века.

Доподлинная история Земли Ермекеевской известна с конца 18 века. Её можно воспроизвести по хранящимся в архивах письменным документам, как официальным, исходящим от государственных органов и должностных лиц, так и гражданско-правовым источникам. Это — припускные договоры башкир-вотчинников с пришлым населением, договоры купли-продажи земли, заявления и жалобы жителей по земляным и иным спорам, в которых указаны даты составления, адреса заявителей. Определённую помощь в установлении хронологии событий могут оказать и шежере родов, аулов, составленные в 18-19 веках.

Серьёзные исследования истории Башкирии отодвигают возникновение старинных селений Исламбахты, Старотураево, Рятамак и других лет на 150 вглубь веков и даже больше. Притом они часто избегают абсолютных дат, применяя одну из двух формулировок для этого — «основано в N году» или «известно с X года».

По сохранившимся историческим документам наиболее «древними» в Ермекеевском районе можно признать Абдулово, Кулбаево, Рятамак, Старошахово, Суермегово, Суккулово. Они указаны на карте «Башкирской Орды или Уфимской провинции», выпущенной в 1737 году, ибо они в том году уже существовали. С 1742 года известны Абдулкаримово, Исламбахты, Ермекеево, с 1756 года — Старые Сулли. Тарказы появляются в документах позже.

Ревизские сказки V (1795) и последующих ревизий (переписей) содержат интересные материалы для воссоздания истории развития практически всех крупных селений района. К началу 19 века Кыр-Еланские и Байлярские башкиры уже начали переходить от полукочевого скотоводческого образа жизни к оседлому, земледельческо-скотоводческому ведению хозяйства.

В 1832 году на территории современного Ермекеевского района уже не проводились выезды на джайляу — башкиры прочно осели на землю. Земледелию икские башкиры учились у припущенников-татар, с которыми обычно проживали совместно, а также у соседей — русских, чувашей, мордвы, удмуртов. Позднее, с начала 20 века, с переселением на территорию района украинцев, стало развиваться и бахчеводство. В свою очередь, переселенцы учились у башкир скотоводству, особенно — коневодству, а также пчеловодству.

В последней четверти 19 века, особенно после постройки Самаро-Златоустовской железной дороги, в экономике ермекеевцев начинают развиваться товарно-денежные, рыночные отношения. В крупных селениях — Старотураево, Ермекеево, Тарказы открываются базары. Землевладельцы-помещики и некоторые зажиточные крестьяне начинают производить сельскохозяйственную продукцию не только для собственного потребления, но и на продажу. Со станции Приютово, Талды-Булак в центральные районы страны отправляют зерно, скот, шкуры, начинают привозить промышленные изделия.

Наследник (внук) одного из крупнейших землевладельцев Уфимской губернии Э.П. Ляхова, владевшего землями в Уфимском, Бузулукском и Белебеевском уездах, предводителя дворян нескольких уездов, «отпустившего» своих крепостных крестьян из села Ляхово на свободу с 31 десятиной усадебной земли и 9 десятинами выгона (а крестьян было 120 «ревизских душ»), зато сохранившего за собой и потомками большое имение в 1 700 десятин, поручик Б.В. Ляхов стал одним из довольно успешных предпринимателей новой эпохи.

В 1912 году он засевал зерновыми культурами 599 десятин, под выпас для скота использовал 101 десятину и под сенокосы держал 540 десятин, имея в придачу 243 десятин леса. В его «экономии» имелось 103 лошади, в том числе 4 жеребца, 45 кобылиц, 121 голова крупного рогатого скота, в том числе 30 дойных коров, 1 бык, 3 вола. Он устраивал конные выставки, открыл случный пункт для кобылиц окрестных крестьян. Крестьянин С. Долгов в урочище Бикчагул имел хуторское хозяйство, где в дополнение к растениеводству занимался разведением птицы. Он мог выставить на продажу или в ссуду окрестным крестьянам 800-1000 пудов зерна. К. Фаткуллин из Тарказов в засушливый 1898 год продал Белебеевскому земству для выдачи селянам 1000 пудов семенной полбы.

Однако широкого развития товарное сельскохозяйственное производство в регионе так и не получило. Крестьяне и в начале 20 века землю пахали сохой и примитивным сабаном, сеяли из лукошка, убирали косами и серпами, молотили цепами или топтали лошадьми. Однако в крупных селениях имелись и сеялки, и жнейки, и молотилки, и веялки (их было больше всего). Урожайность хлебов не превышала 40-60 пудов с десятины. Очень часто были неурожайные годы (см. Голодные годы).

В деревне шёл процесс расслоения на бедноту и зажиточных («кулаков») и «середняков». При наличии значительной территории пригодной для земледелия, основной труженик — крестьянин — страдал от малоземелья, часто и безземелья. Бывшие помещичьи крестьяне при освобождении от крепостной неволи получили бесплатные «дарственные» наделы, которых хватало только для приусадебных хозяйств. Землю для посевов крестьяне были вынуждены арендовать у своих помещиков.

Наиболее распространённой формой землевладения вплоть до 1917 года оставалась общинная собственность при частном землепользовании. При Генеральном размежевании земель 1798-1842 годов, которая проводилась по всей Российской империи, земельные дачи отводились башкирским волостям, особо обращая внимание на проблему узаконения земельных прав как башкирских аулов, так и (это самое главное) — частных собственников-дворян. Параллельно с деятельностью Общероссийской Межевой Комиссии с 1848 года действовала Башкирская Межевая Комиссия. Она размежёвывала земельные участки башкир-вотчинников и их припущенников, а также новых владельцев бывших башкирских земель. Внутри отдельной общины земля распределялась пропорционально количеству лиц мужского пола в каждом отдельном крестьянском дворе. За учётную единицу принимались итоги последней (перед отменой крепостного права) ревизии (переписи населения), проводившейся в 1858-1859 годах. Между тем, время шло, проходили годы, рождались новые мальчики, они взрослели, обзаводились семьями, отделялись от родителей, но им землю отводили из закреплённого за большой семьёй душевого надела. Правда, в значительной части сельских общин к началу 20 века стали время от времени совершать внутриобщинный передел земельных наделов. Но понятие «ревизская душа» не было отменено. Вследствие этого к началу 20 века во многих сельских общинах возникла разница между количеством «наличных мужских душ» и «ревизских душ».

Так, в 1895 году по общине башкир-вотчинников села Старо-Тураево, состоящей из 168 дворов, в которых проживало 488 мужчин и 479 женщин, официально числилось 265 ревизских душ, следовательно — 265 душевых наделов общей площадью 4854 десятины. Тарказинские вотчинники в числе 145 дворов с жителями мужского пола 324 человек обладали 220 душевыми наделами (5 275 десятин земли).

Пятидворная община Усман-Ташлинских вотчинников (33 мужчины и столько же женщин) являлись собственниками 17 душевых наделов. Государственные крестьяне того же села (татары) в составе 20 дворов с 79 мужчинами и 78 женщинами являлась собственником 40 ревизских наделов, то есть в среднем по 2 надела на хозяйство. Земли у них было 358 десятин. Душевой надел вотчинника-башкира колебался от 18 до 37 десятин. У припущенников и государственных крестьян он был значительно меньших размеров — 8-10 десястин, иногда и меньше. Как правило, некоторые семьи имели право на 2-3, а то и больше душевых наделов, другие — на 1/2 или 1/3 доли, а кое-кто вовсе не имел наделов. Последние вынуждены были арендовать участки для посева у многоземельных односельчан либо идти в наёмные работники к крепким, зажиточным хозяевам, стать батраками. Кто-то нанимался пасти скот, а кто-то становился проф. нищим, попрошайкой. В Ново-Шаховской волости в 1912 году было 6 таких семей.

Частенько крестьянин, имевший право получать один или несколько душевых наделов, не мог их освоить по различным причинам, в основном из-за отсутствия в хозяйстве главной тягловой силы — лошади. Если ещё в 18 — начале 19 веков башкирская семья средней руки имела в своём хозяйстве десяток-другой коней, то к началу 20 века появился целый слой безлошадных крестьян. В 1909 году из 4 078 крестьянских хозяйств Ермекеевской волости 745 не имели лошадей, 143 хозяйства не имели посевов. В то же время росло число крепких хозяйств, имевших по несколько душевых наделов, по 4-5 и более лошадей, засевали по 15-20 и более десятин хлебов. Так в том же 1912 году в Ново-Шахово из 120 дворов 16 были безлошадными, а 32 хозяйства имело более 4-х лошадей. В деревне Аполлоновка безлошадных крестьян вовсе не было.

Овощеводство на территории современного Ермекеевского района было в зачаточном состоянии, садов вообще не было. Башкиры и татары сажали в небольшом количестве картофель, морковь, репу. Русские, чуваши так же выращивали капусту, украинцы занимались еще и бахчеводством для своего внутреннего потребления, на рынок продукцию почти не вывозили.

Промышленных предприятий на территории района не было, если не считать мельниц, имевшихся почти в каждом селе, нескольких кузниц. Довольно широкое распространение получили ручные ремесленные производства — домашнее ткачество, плетение корзин, лаптей, бондарное ремесло, изготовление конной упряжи, овчин для шуб и тулупов. Довольно сильно было развито пчеловодство.

Характерным явлением 1-го десятилетия 20 века было оживление торговли. Во многих селениях появились постоянно действующие лавки, в основном — бакалейные, в крупных — открывались казённые винные лавки. Увеличилось количество воскресных или пятничных базаров. В 1875 году в регионе базары были в Старо-Тураево и Тарказах, к 1895 году они появились в Ермекеево, а к 1913 году — в Булановке, Елань-Чишмах, Семено-Макарово, Городецком. В ноябре в Старо-Тураево проводились ярмарки. Количество постоянно действующих торговых точек к 1911 году достигло 108 единиц.

Новые явления в экономическом развитии породили новых действующих лиц, хотя бы элементарно грамотных. В конце 19 — начале 20 веков. в крупных селениях стали открываться народные училища — начальные школы. Первые училища на территории современного Ермекеевского района появились ещё в 1864-1880 годах, прежде всего — в инородческих, «новокрещёных» селениях — Семено-Макарово, Новых Суллях, Средних Карамалах, Суккулово, Купченеево. Что касается башкирсого и татарского населения — оно по-своему было довольно грамотным. Ещё в 70-х годах 19 века в Ермекеевской волости на 17 башкир и татар селений было 15 мектебов и 1 медресе. Однако арабо-мусульманская грамотность имела только внутринациональное значение. Она не имела российского статуса, графика (арабская) не годилась даже для написания адреса на конверте письма (см. Народное образование). 20 век ознаменовался началом функционирования профессиональной медицины — открывается фельдшерский пункт в Городецком, в Булановке участковая больница (см. Здравоохранение).

20 век начался с бурных событий первой русской революции 1905-1907 годов. Пришли в действие огромные массы населения. Осенью 1905 года всколыхнуло всю округу стихийное выступление крестьян против окрестных помещиков, владевших почти всем лесным массивом, сохранившимся в степной зоне региона, известное как «Давыдовское восстание». Оно свелось к массовым самовольным порубкам в лесах землевладельцев-помещиков Авдеевых, Леоновых, Разумовских. Но власти всерьёз приняли эти выступления — отряд вооружённых стражников во главе с начальником полиции совершил карательную экспедицию в Давыдовку и окрестные селения, нескольких зачинщиков арестовали и отправили в Сибирь.

Способствовали повышению общественной активности сельчан избирательные кампании по выборам в Государственную Думу, мероприятия царского правительства по осуществлению Столыпинской аграрной реформы, неудачи в Первой мировой войне. Февральская и Октябрьская революции 1917 года в этих краях прошли тихо, без больших потрясений [1].

Примечания и источники

  1. Энциклопедия Ермекеевский район. Республика Башкортостан.- Уфа: Государственное унитарное предприятие Республики Башкортостан Уфимский полиграфкомбинат, 2010.- 200 с., илл.- ISBN 878-5-85051-504-1. Автор статьи: Аминев, Тальгиль Исмагилович []