ГлавнаяИстория › От войны до войны. Первые шаги социалистического эксперимента.

Ермекеевский район в 20-30-е годы 20 века. Период глубоких социально-экономических и духовно-культурных перемен в стране.

По окончании Гражданской войны с переходом к мирной, созидательной жизни произошли два важнейших события. В июне 1922 года бывшая Уфимская губерния, в том числе Белебеевский уезд, вошли в состав Башкирской АССР («Большого Башкортостана»). 30 декабря того же 1922 года был создан СССР — Союз Советских Социалистических Республик, объединивший распавшуюся в 1917-1918 годах огромную Российскую империю, за исключением западных окраин: Прибалтики, Финляндии, Западной Украины и Белоруссии, Польши и Бессарабии. Под договором о создании СССР поставили свои подписи два ермекеевца — Ш.Г. Абдулов и М.А. Мустафин из Тарказов (делегаты I Всесоюзного Съезда Советов). В 1924 году была принята Первая Конституция СССР, определявшая конечную цель нового государства — социалистическое переустройство всего общества, ликвидацию эксплуатации, установление в перспективе подлинного равенства всех членов общества независимо от национальности, языка, пола и других различий. На первых порах оно строилось на принципах «диктатуры пролетариата» на основе союза рабочего класса, крестьянства и трудовой интеллигенции, ограничения прав бывших привилегированных социальных слоёв.

Ермекеевская, Семено-Макаровская, Ново-Шаховская, Старо-Тураевская и Ильинская волости вошли в Белебеевский кантон БАССР, причём были упразднены последние 4 волости, зато появляется (в 1923 году) Приютовская волость.

В течение 1923 года были сформированы властные структуры двух укрупнённых волостей — волостные комитеты Российской коммунистической партии (большевиков) (РКП(б) — с 1924 года — ВКП(б) — Всесоюзная Коммунистическая партия (большевиков)) и волостные исполнительные комитеты (ВИКи) Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. Были сформированы и волостные организации Революционного коммунистического союза (РКСМ — с 1924 года — ВЛКСМ — Всесоюзный Ленинский Коммунистический Союз Молодёжи). Основную работу в них проводили немногочисленные члены и кандидаты в члены коммунистической партии, а также сочувствующие им беспартийные активисты, в основном участники Гражданской войны в рядах Рабоче-крестьянской Красной Армии (РККА), комсомольцы, депутаты сельских советов, активисты женского движения, учителя.

В центре внимания партийных и советских органов были восстановление разрушенного войной и голодом 1921-1922 годов сельского хозяйства, системы народного образования, создание системы здравоохранения, культуры, ликвидация неграмотности подавляющей части населения, регулирование социальных отношений на селе. Острым стоял вопрос о заготовке хлеба и другой сельскохозяйственной продукции на селе — как потребительской, так и производственной. Но, прежде всего, необходимо было восстановить сельскохозяйственной производство, как основу экономики села и решения социально-культурных задач.

Получившие весной 1917 года земельные наделы, а в некоторых местах — рабочий инвентарь и скот из бывших помещичьих имений крестьяне, с введением новой экономической политики (НЭП) и возможностью свободно распоряжаться результатами своего труда, начали с воодушевлением возрождать хозяйства. Этому способствовало и разрешение аренды неиспользованных участков земли у односельчан, по тем или иным причинам не сумевших обрабатывать свои наделы. Было разрешено применение наёмного труда (батраков) при соблюдении требований Кодекса о труде РСФСР (КЗОТ). Всё это дало возможность к концу 20-х годов восстановить довоенный уровень посевных площадей и количество скота в хозяйствах. Однако товарность сельского хозяйства была ниже, чем до революции, когда помещики и крепкие крестьянские хозяйства обеспечивали хлебом города и даже вывозили за границу значительные массы товарного зерна. Получившее в своё распоряжение основные массивы земельных угодий многочисленное, но маломощное крестьянство было способно произвести зерно практически только для домашнего потребления. На хлебный рынок зерна поступало намного меньше, чем до революции. В советской деревне шёл процесс неуклонной дифференциации крестьянства. Вместо дореволюционных помещиков и «кулаков» появились новые «зажиточные», некоторые из которых дотягивали и даже превосходили бывших «господ». В то же время значительная часть сельчан никак не могла вырваться из тисков бедности и нищеты. Выход из создавшегося положения руководство страны видело в сельскохозяйственной кооперации. Опираясь на вековые традиции российской крестьянской общины, предлагалось обеспечить создание в стране крупных коллективных хозяйств — колхозов.

15 съезд ВКП(б), состоявшийся в 1927 году, принял курс на коллективизацию. Однако такие формы коллективных сельскохозяйственных предприятий — сельскохозяйственные коммуны, товарищества по совместной обработке земли (ТОЗ), тракторные и машинные товарищества появились ещё в начале века. Члены этих сообществ обобществляли земельные наделы, по льготным ценам приобретали трактора и сельскохозяйственную технику, трудились совместно, урожай распределяли соответственно количеству обобществленной земли и трудовому вкладу. В сельскохозяйственных коммунах (например, в «Красном добровольце», объединявшем крестьян Верхнего и Нижнего Кульчумов и Братцевского) было обобществлено практически всё имущество — земля, орудия, инвентарь, рабочий и продуктивный скот и даже жилье, полностью отменена личная собственность. Распределение продуктов труда производилось на основе уравнительства.

В 1928-1929 годах сельскохозяйственных коммуны, ТОЗы, машинные товарищества возникли во вновь основанных небольших селениях переселенцами из крупных населённых пунктов — Казыл-Ик (из Исламбахты), Байков и Чулпан (из Тарказов), Балтапкан (из Суккулово), Чаган-Буляк (Старые Сулли), Ново-Ермекеево (из Ермекеево), Покровка (из Ново-Сулли), Красная Заря (из Нижнего Кульчума) и так далее.

Постановление Центрального комитета (ЦК) ВКП(б) и Совета народных комиссаров (СНК) СССР ставило задачу завершить коллективизацию сельского хозяйства в БАССР к весне 1932 года. Однако руководство Башкирского обкома ВКП(б) и Башкирской СНК ещё летом 1929 года решило завершить коллективизацию сельского хозяйства в республике к весне 1930 года. В ответ на это местные партийные и советские органы развернули бурную активность. Зимой 1929-1930 годов более 2/3 крестьянских хозяйств Ермекеевской и Приютовской волостей было вовлечено в колхозы. При этом очень часто допускались администрирование, необоснованное раскулачивание крепких «зажиточных» так называемых «кулацких» хозяйств, насильственное переселение их в Зауралье.

В создаваемых наспех колхозах обобществляли не только земельные наделы, рабочий скот, сельскохозяйственные машины и инвентарь, но и продуктивный домашний скот, включая овец и коз и даже кур и гусей (Тарказы). Такие «крутые» меры вызвали массовое недовольство крестьян по всей стране, в том числе в Ермекеевском районе (Тарказы, Нижние Карамалы). Большинство наспех созданных колхозов распались — крестьяне выходили из них, забирали обратно своё обобществлённое имущество. Положение разрядили статьи И.В. Сталина «Головокружение от успехов», «Ответ товарищам колхозникам» и Постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О борьбе с искривлениями партлиний в колхозном движении» (14 марта 1930 года), опубликование «Примерного Устава сельских хозяйств артели». Распавшиеся колхозы стали возрождаться. Вначале в больших селениях создавались 2-3 колхоза — «Әмәш», «Узбек» и «Турай» в Старо-Тураево, «Национал», «Карчыга» («Ястреб») в Суккулово, «Котлымәт», «Заря», «Башкортостан» в Старо-суллях. Два колхоза появились в Ново-Суллях и так далее. В 1932-1934 годах мелкие колхозы объединились в крупные. Образование в 1935 году самостоятельного Ермекеевского района (см. История административного устройства Ермекеевского района) благоприятно отразилось во всех сферах — экономике, социально-культурных отношениях, здравоохранении. К концу 30-х годов в Ермекеевском районе было 56 колхозов и 2 совхоза. Большую роль в развитии коллективного сельского хозяйства сыграли машинно-тракторные станции — МТС (Приютовская и Ермекеевская). Совхозы и МТС показывали образцы применения невиданной доселе механизированной обработки земли, применения агротехнических мероприятий, перехода от трёхпольной к многопольной системе земледелия. В них имелись, пусть маломощные, но весьма эффективные электростанции. Укреплялась и материально-техническая оснащённость колхозов. На 1 января 1941 года в районе имелось 5 электростанций (в том числе ГЭС), 45 мастерских, 2 маслобойки, 7 шерсточесалок, 2 машинно-тракторные мастерские, 6 предприятий по добыче и производству стройматериалов. Руководство Ермекеевского района поднимало вопрос о проведении разведочных работ по поиску каменного угля (Ново-Сулли), который, однако, остался не рассмотренным.

К 20-летию Октябрьской революции коллективизация сельского хозяйства практически была завершена. Укреплению колхозного строя способствовало и вручение колхозам Государственного акта на право бесплатного и бессрочного пользования землёй. Первую такую грамоту в торжественной обстановке вручили колхозу «Яңа Юл» Исякаевского сельского совета (село Исламбахты). Важным стимулом для развития сельского хозяйства Ермекеевского района послужили заключение договора на социальное соревнование с соседним Белебеевским районом и подготовка к Всесоюзной сельскохозяйственной выставке, которая открылась в августе 1939 года. Передовики сельского хозяйства из колхозов «Красный Доброволец», «Яңа Тормыш», «Яңа Шах» — Х. Шигапов, М. Моцная, М. Мифтахов, рабочие совхоза «Спартак» — У. Беляев, промартели «Эшче» (Усман-Ташлы) Б. Исламов и другие привозили из Москвы медали и грамоты, денежные премии, хозяйства получали автомашины. Серьёзно улучшилось материальное благосостояние сельских тружеников, весомым стал трудодень. Так, в 1937 году колхозы «Яңа Тормыш» (Тарказы), «Смычка» (Городецкое) на трудодни выдали по 12-14 кг хлеба. Некоторые семьи за год вырабатывали до 1 500 трудодней и получали по 1 000-1 300 пудов хлеба. Такой доход в прошлом получали на селе лишь зажиточные.

К концу 30-х годов были достигнуты определенные успехи в развитии системы народного образования, культуры, здравоохранения. В Ермекеевском районе функционировали 61 школа, 1 детский сад, 63 клуба, 36 библиотек, 4 поликлиники, 3 стационарных учреждения здравоохранения, работало 10 отделений связи, 69 торговых точек, 5 предприятий общественного питания. Была проведена большая работа по ликвидации неграмотности среди взрослых, однако на рубеже 30-40-х годов произошёл сбой — татарские и башкирские алфавиты с латиницы были переведены на кириллицу. Это потребовало определенных усилий — пришлось открывать ликбезы в тех населённых пунктах, где, казалось, с неграмотностью покончили, перестроить преподавание в школах не только для взрослых, но всей системы народного образования. Созидательная работа во многих сферах общественной жизни прерывалась очередной волной сталинских репрессий. В 1936-1938 годах были репрессированы I секретарь Ермекеевского РК ВКП(б) И.С. Хабибуллин, видные республиканские партийные и государственные работники, наши земляки — Х. Гайфуллин, С. Атнагулов, руководители МТС, совхозов Гнедков, Б. Чанбарисов и другие.

Январь-февраль 1938 года. Пленум ЦК ВКП(б) несколько ослабил репрессии. По некоторым данным, в 30-е годы в Ермекеевском районе было репрессировано (включая так называемых «раскулаченных» крестьян) свыше 2 500 человек.

После 20 съезда КПСС (1956) незаконно репрессированные граждане постепенно были реабилитированы, правда, многие — посмертно. Однако реабилитация продолжалась до конца 90-х годов 20 века.

В общественной жизни важными событиями стали принятие 5 декабря 1936 года новой «сталинской Конституции СССР». Она провозглашала вступление СССР в новый этап истории — переход от «диктатуры пролетариата» к «советской» демократии. Граждане СССР независимо от социального происхождения, классовой и национальной принадлежности, пола и профессии получали равные политические, экономические, социальные права, всеобщее избирательное право, свободу слова, печати, совести (вероисповедания). Гражданам гарантировались всеобщность и бесплатность образования, медицинской помощи, равенство перед законом. Эта конституция для своего времени была самой прогрессивной в мире. Само провозглашение гражданских свобод вызвало большой всплеск общественной активности. В 1937-1939 годах по стране прошли всеобщие, равные выборы при тайном голосовании (до этого в стране были так называемые «лишенцы», то есть лица, не имеющие права голоса на выборах, на страницах печати. Это бывшие помещики, фабриканты, торговцы, крестьяне-кулаки, духовенство). Однако выборы были безальтернативные — по каждому избирательному округу выдвигался один кандидат от «нерушимого блока» коммунистов и беспартийных. Избирались депутаты ВС СССР, союзных и автономных республик, городских, районных и сельских советов депутатов трудящихся.

На выборах в местные Советы Ермекеевского района приняли участие 20 165 избирателей из общего числа 20 204 имевших право голоса жителей района. За кандидатов отдали свои голоса 19 740 избирателей или 97,36 %. В числе избранных 410 депутатов сельского совета, в том числе было 129 женщин, депутатов-коммунистов — 146, беспартийных — 264 человека. Большинство депутатов составляли рабочие и колхозники. В Нижнеулу-Елгах из 16 депутатов — 8 коммунистов, беспартийных — 8, женщин — 7. В Ермекеево коммунистов — 7, беспартийных — 18, в том числе женщин было избрано 9 человек. В Ново-Суллях — 2 коммуниста и 8 беспартийных, из них женщин-депутатов оказалось избранными 3 человека.

Председателем исполкома райсовета депутатом трудящихся был избран К.Г. Садыков, ранее уже исполнявший ту же должность. Секретарём исполкома стал Г. Тойчин.

Новая Конституция давала больше возможностей для деятельности общественных организаций, для трудящихся коллективов. В Ермекеевском районе действовали ячейки Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза Молодёжи (ВЛКСМ), международной организации помощи борцам революции в капиталистических странах (МОПР), «Долой безграмотность» и другие. В школах появились отряды и дружины Всесоюзной пионерской организации имени В.И. Ленина, пионерские лагеря, организовывались слёты пионеров. Оживилась культурно-просветительская работа среди сельского населения, появилось радио, телефон, правда пока только в сельском совете или правлениях колхозов. Началась демонстрация художественных и документальных фильмов вначале «немых», а накануне Великой Отечественной войны и звуковых. Зимой проводились смотры («олимпиады») художественной самодеятельности по принципу эстафеты по сельским клубам.

Активно работали организации «Осоавиахима» по допризывной военной подготовке, по сдаче ГТО (Готов к труду и обороне), ГСО (Готов к санитарной обороне), ПВХО (Противовоздушное химическое общество), «Ворошиловский стрелок». Велась активная антирелигиозная пропаганда, закрывались и разрушались церкви и мечети, а духовенство подвергалось репрессиям. В некоторых населённых пунктах советские активисты совместно с коммунистами создавали ячейки «Союза воинствующих безбожников».

В 1939 году в условиях обострения международной обстановки и развязывания фашистской Германией Второй мировой войны была введена всеобщая воинская обязанность, имевшая не только оборонно-военное, но социально-политическое значение: раньше в ряды РККА (Рабоче-Крестьянской Красной Армии) призывались только юноши из рабочих, колхозников и трудящейся интеллигенции. Сыновья бывших дворян, царских чиновников, фабрикантов, торговцев, раскулаченных крестьян не допускались к военной службе, советское государство им не доверяло. Однако изменившаяся международная обстановка, угроза войны требовала усиления Красной Армии, увеличения её численности и повышения боевой способности, значительно подорванной репрессиями против высшего и среднего командного состава. Неудачи РККА в первый период Великой Отечественной войны во многом объясняются и этими фактами.

В строительстве новой жизни на социалистических началах принимали активное участие партийные и советские работники А. Абдулов, К. Ганеев, Р. Насретдинов, М. Шаньгин, О. Язычьян, И. Афлятунов, Ш. Гиззатуллин, Х. Салихов, Ф. Петров, руководители хозяйственных организаций Ш. Аглиуллин, Ф. Булатов, Л. Вождаев, М. и К. Ладоша, М. Косарев, учителя Л. Аллабердин, Л. Аширов, И. Иванов, И. Нугуманов, В. Сайфуллин, А. Терегулов, Х. Шарипов и другие. Советскую власть в Ермекеевском районе представляли И.И. Шарафутдинов, А.А. Ануфриев, Ш.Ш. Вильданов, К.Г. Садыков. После ареста И.С. Хабибуллина районную партийную организацию возглавил А. Торопченов, вскоре переведённый в обком ВКП(б). Затем этот пост занимал Б. Бахтияров, который не справился с возложенными на него обязательствами и был освобождён от должности. Его сменил А. Закиров, принявший на себя всю ответственность за обеспечение воюющей Красной Армии продовольствие, устройство эвакуированных с оккупированных районов беженцев, за судьбу семей фронтовиков. Комсомольскую организацию района возглавляли — Канцеляров, А. Насыров, А. Ахметзянов, А. Гайфуллин. Начавшаяся 22 июня 1941 года Великая Отечественная война прервала мирный труд и потребовала перестроить всю работу на военный лад1.

Примечания и источники

  1. Энциклопедия Ермекеевский район. Республика Башкортостан.- Уфа: Государственное унитарное предприятие Республики Башкортостан Уфимский полиграфкомбинат, 2010.- 200 с., илл.- ISBN 878-5-85051-504-1. Автор статьи: Аминев, Тальгиль Исмагилович []